Система "Эшелон", "Большой брат" и судьбы общества.

1 1646
0

Система "Эшелон", "Большой брат" и судьбы общества.

 

В мировой прессе идет обсуждение скандала в связи с обнаружением ею системы тотальной слежки "Эшелон", вторгающейся в сферу неприкосновенности частной жизни. Главы спецслужб стран, входящих в "Эшелон", сегодня уже признают наличие этой системы. Но оправдываются, что электронное слежение за любым уголком мира, за любым телефонным разговором или электронным письмом направлено на борьбу с терроризмом, а также на "прозрачность международного бизнеса". Буржуазные СМИ делают вид, что общечеловеческие ценности в системе капитализма вполне осуществимы, а если возникают обстоятельства, ставящие их под колпак тотальной слежки, так это — отклонение от нормы.

 

 

Не надо иллюзий — общество, разделенное на классы, находится в состоянии борьбы противоречий, как внутриклассовых, так и межклассовых, что еще более существенно — они непримиримы. И как ни маскируют эту борьбу, суть явления неизбежно обнаруживается. Для нас представляют особый интерес информационные аспекты именно классовой борьбы.

 

Система "Эшелон", "Большой брат" и судьбы общества.

 

Политический сыск привычен с древнейших времен. Ради сведений о классовых противниках и их деятельности применялись пытки, доносы, агентурная слежка, а по мере прогресса цивилизации — средства перлюстрации почты, детекторы лжи, прослушка, а теперь и электронные, и оптиковолоконные средства держать ситуацию в классовых отношениях "под колпаком". Прошли времена "Тайной канцелярии", "Слова и дела", и нет особой необходимости допроса на дыбе и под кнутом палача.

Но не забыта недавняя практика гитлеровского гестапо. В романе "Каждый умирает в одиночку" (Ганс Фаллада) отражается обстановка этой тотальности — каждый в фашистском рейхе боялся стать объектом доноса, каждый стремился сам донести. Либо из страха быть обвиненным в недоносительстве, ли-бо, что еще страшнее, из убежденности, что фашистская идеология национально-расового превосходства, единого, вне зависимости от деления на классы, народа — обоснована правом сильного в человеческом обществе.

Всеобщность политического сыска и при царизме памятна со школы по стихотворению Лермонтова, актуальному и для нынешней России:

Прощай немытая Россия
Страна рабов, страна господ,
И вы, мундиры голубые,
И ты, послушный им народ.
Быть может, за стеной Кавказа
Укроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всё слышащих ушей.

Так называемые "демократические" слои капитала, пока обстоятельства не понуждают их обратиться к практике фашизма, любят ставить противников этой лжедемократии на одну доску с фашизмом: дескать, какая разница — донос в гестапо или в КГБ — и там, и там — тоталитаризм.

В своё время по поводу быстрого разоблачения заговора Локкарта Ленин отмечал, что отличие Советской власти от всех предыдущих состоит в том, что это действительно власть народная (а не обманная, как фашистское единство немецкого народа), и это порождало всеобщую заинтересованность в борьбе с врагами Советской власти. Ленин отмечал, что каждый трудящийся страны, узнав о замыслах врага, идет в ЧК и сообщает — "вот там-то собираются враги", и это действительно — тотальная преданность интересам общества.

Появление электронных средств управления вооружает противостоящие в классовом противоборстве силы настолько, что рождается естественное чувство гражданина, члена общества, — чувство опасения насилия со стороны так называемого "Большого брата" — могущественного аппарата электронного информационного воздействия. Да, сети типа интернета вошли в обиход, и они находятся в системе частного бизнеса, управляются капиталом, а классовый интерес в использовании этих сетей соблюдается неукоснительно. Законодательная база такого использования уже существует не первый год. Создан и узаконен аппарат тотального информационного насилия, по образцу скандального "Эшелона". Это закономерно, особенно в годы кризиса капитализма, когда он обнаруживает свою несостоятельность справиться с порожденными им производительными силами, и сталкивается не только с силами прогресса, но и с экстремизмом феодально-религиозного фундаментализма. И этот предлог борьбы с экстремизмом выдвигается для оправдания государственного террора против сил прогресса, против сил социализма.

Вот какое сообщение появилось в интернете в 2006 ещё году:

В России появился свой аналог знаменитого американского "Патриотического акта", принятого вскоре после терактов 11 сентября 2001 года и существенно расширившего права спецслужб. Накануне депутаты Государственной Думы и Совета Федерации предложили нижней палате отечественного парламента новый документ, борцы с терроризмом получат невиданные ранее полномочия.

До сих пор все федеральные структуры, ответственные за противодействие террору, руководствовались законом № 130-ФЗ "О борьбе с терроризмом", принятым 25 июля 1998 года, или, во всяком случае, делали вид, что руководствуются некими правовыми актами. Даже в этом законе чиновникам, проводящим контртеррористическую операцию, были делегированы весьма обширные права. Так, например, в статье 13-й им разрешалось "беспрепятственно входить в жилые и иные принадлежащие гражданам помещения и на принадлежащие им земельные участки, на территории и в помещения организаций, независимо от форм собственности", производить личный досмотр и "использовать в служебных целях транспортные средства, принадлежащие организациям, независимо от форм собственности...""

Кстати, срок действия этого американского Патриотического акта подлежит продлению, отмечается в статьях, посвященных скандалу с "Эшелоном": "Во вторник 22 мая 2012 года Комитет по разведке Сената США проголосовал за продление действия поправки к закону FISA (ее срок истекает в конце 2012 г.)".

А что даёт российский аналог американского "Эшелона", сообщалось в 2006 году на сайте ГАЗЕТА.GZT.RU: "... в течение последних шести месяцев в кулуарах ФСБ, Минюста и Генпрокуратуры шла интенсивная работа по созданию нового закона, который, по замыслу его авторов, должен оказать существенную помощь в противодействии экстремизму..."

Что касается нововведений вообще, то многие из них, очевидно, списаны с того же "Патриотического акта" и иных документов, принятых в странах антитеррористической коалиции. Так же как и спецслужбам США, российским тоже разрешено прослушивать телефоны, получать у провайдеров подробные сведения о пользователях интернета.

 

А в перечень мер, которые могут принимать в этот период "те, кто надо", входят, помимо стандартного комендантского часа, паспортного режима и ограничения на передвижение, — прослушивание телефонных переговоров, проверка частной корреспонденции, в том числе распространяемой через интернет. И все это без санкции суда и прокурора.

Кроме этого, предполагается вводить "запрет использования приемопередающих радиостанций индивидуального пользования".

Но если кто-то думает, что все эти меры тоталитаризма, а точнее, гестаповских методов будут действовать в далеком гипотетическом будущем, которого может быть удастся избежать, выступая против революции, то такой наивный гражданин ошибается. Эти меры действуют здесь и сейчас, и не только далеко от Москвы, в захолустье. Вот сообщение в интернете еще от 2006 года: "На 28-29 января 2006г. в Москве назначена конференция Союза Координационных Советов (СКС). ... Один из организаторов — Институт "Коллективное действие" (Москва) — стал предметом пристального внимания силовых служб. ГУВД Москвы направило официальный запрос на адрес провайдера сайта ИКД (www.ikd.ru) c требованием дать информацию о его владельцах, сопровождавшийся устными угрозами в духе "не дадите, будет хуже".

Как это будет происходить в дальнейшем, можно судить на примере назарбаевского режима в Казахстане, который в фашизации идет как всегда на шаг впереди путинского. Вот что сообщали российские СМИ в дни расстрела забастовщиков в Жанаозене.

В декабре 2011 года в Казахстане, по сведениям СМИ: "Начались блокировки многих сайтов. Слежка за пользователями интернет- кафе. Аресты оппозиционеров и журналистов. Местные провайдеры заблокировали доступ к сети микроблогов Twitter. В районе города Жанаозен была блокирована мобильная связь".

Академика Глушкова интервьюер когда-то спросил — "надо ли бояться Большого брата?", подразумевая электронное автоматическое управление и его мощь. Академик дал ясно понять, что всё зависит от того, в чьих руках будет эта мощь. В обществе, где отсутствуют классовые антагонизмы, где все вершится в общих интересах, — эта мощь работает и в управлении производством и в осуществлении и анализе общественного предвидения. А известно положение марксизма — политэкономия рабочего класса состоит в общественном производстве, управляемом общественным предвидением. Глушков пояснял, что "Большой брат" может пригласить на собрание весь народ, может помочь в демократическом выяснении мнения населения, помочь проанализировать все последствия всех предложений и путем таких последовательных выяснений добиться максимальной гармонизации производства материальных и духовных ценностей. Другое дело, когда "Большой брат" находится в руках классового эгоизма. Тогда все последствия, предвиденные еще во времена романа Джека Лондона "Железная пята", все ужасы фашизма, надолго запавшие в памяти народов, — получают весомый шанс стать катастрофической реальностью.


Спасибо: Борис ПУГАЧЁВ


Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Комментарии (1)

Добавить комментарий

Похожие новости