Автор, ранее глубоко не интересовавшийся историей нашего военного мобильного «радиостроения», вдруг на просторах Интернета натолкнулся на детальное фото авиационной радиостанции стоечного исполнения, сквозь финские названия ручек и тумблеров которой кое-где проглядывали наши родные подписи.

Заинтересовало. Значит, и мы делали технику, достойную быть трофейной. А то сплошь и рядом раздаются голоса, что наша-то была почти «отстой», а вот немецкая и американская - это да...

Обнаружилось, что познакомился я со знаменитой РСБ: радиостанцией бомбардировщика, разработанной в Центральной военно-индустриальной лаборатории (ЦВИРЛ) И.С.Рябовым и тут же запущенной в производство в 1936 году.

 

Конструкция радиостанции оказалась настолько удачной, что быстро вытеснила с бомбардировщиков и военно-транспортных самолетов морально устаревающую моноблочную радиостанцию 11-СК с регенеративным приемником прямого усиления.

Преспокойно просуществовав с модификациями до 50-х годов, РСБ заодно стала основой целой линейки наземных, в том числе - мощных радиостанций коротковолновой связи. Диапазон перестройки состоял из нескольких поддиапазонов и занимал частоты от 2,5 до 12 МГц (длины волн 120...25 м), что в принципе позволяло ей работать на борту - помимо короткого канала прямой тактической связи -  как «в горизонт» на тысячи километров с отражением от ионосферы (стратегическая связь), так и в промежутке между стратегическим и тактическим  звеном, с нулевой «мертвой зоной», на несколько сот километров (ведь натянутая над корпусом самолета антенна - отчасти зенитного излучения). В последнем варианте, на достаточно габаритном бомбардировщике или военном транспорте, для повышения КПД зенитной связи целесообразно было пользоваться частотами порядка 7...8 МГц.

 

Что можно сказать о «железе» РСБ?

Во-первых - это еще не трансивер: она состоит из отдельно перестраиваемых приемника и передатчика. Режимы работы - телефон амплитудной модуляцией (изначально - анодной, но позже - более прогрессивной сеточной). Всего две лампы в передатчике обеспечивали мощность 50 Вт на антенном выходе. Лампочкой индицировалась активность задающего генератора передатчика. Генератор плавного диапазона (ГПД) организован на схеме емкостной трехточки. Но есть одна особенность: ГПД - при необходимости организации «бесподстроечной» канальной радиосвязи - можно было «переквалифицировать» в кварцевый возбудитель просто включением на лицевой панели в специальную колодку кварца определенной частоты.

 

 

Для работы телефоном использовался дополнительный модулятор с одной лампой, являвшейся микрофонным усилителем.

В телеграфном режиме производилось слаботочное «отпирание» лампы выходного каскада по цепи анодной сетки.

Настройка антенны осуществлялась переключением обмоток катушки и переменным конденсатором выходного контура, а также стоящим за ним вариометром; с индикацией тока в цепи антенны вместо КСВ-метра.

  

Приемник же УС в составе радиостанции - вполне совершенный супергетеродин с двойным преобразованием и УВЧ на входе, что обеспечивало его чувствительность в единицы микровольт. Также была схемотехнически заложена автоматическая регулировка громкости принимаемого сигнала, чего не было в других приемниках тех лет.

Первый преобразователь с разнесением сигналов на две сетки лампы схемотехнически ничем не отличается от современного на двухзатворном полевом транзисторе, где на один затвор подается входной сигнал, а на второй - сигнал гетеродина.

По некоторым сведениям, схема приемника была разработана нашими инженерами под впечатлением поездки в знаменитую американскую компанию RCA и ознакомлением с ее продукцией (так что «железный занавес» тех лет где надо имел потайные дверцы  :-)

 

Электропитание - достаточно стандартное для мобильной радиотехники в те годы: одна низковольтная накальная батарея и два умформера: мощный - для передатчика и относительно маломощный - для приемника.

Если кто не знает, что это за «звери», поясню.

Умформер - предтеча электронных преобразователей низкого постоянного напряжения в высокое. Был он, грубо говоря, двойным электродвигателем на одном валу с общей внешней неподвижной обмоткой возбуждения. Один работал именно как двигатель от накальной низковольтной батареи, а второй - по принципу обратимости электродвигателя - выдавал на клеммы своей обмотки (имевшей в десятки раз большее количество витков, чем обмотка первого двигателя) высокое напряжение, которое использовалось как анодное.

 

Вот такой отечественной техникой - схемотехнически уж для того-то времени весьма «продвинутой» - пользовались наши деды.

 

DIM




Печать Источник