Легенда о радисте

2 979
+4

Легенда о радистеХроника первого и последнего рейса "Титаника"
10 апреля 1912 года, среда
12:00 — «Титаник» выходит из порта Саутгемптона и едва избегает столкновения с лайнером «Нью-Йорк». На борту 922 пассажира.
19:00 — остановка в Шербуре. +274 пассажиров.
21:00 — «Титаник» вышел из Шербура в Квинстаун.
11 апреля
12:30 — остановка в Квинстауне. +120 пассажиров. Кочегар Джон Коффи сбежал с «Титаника». Причина бегства неизвестна.
14:00 — «Титаник» выходит из порта Квинстаун. На борту 1316 пассажиров и 891 член экипажа.
12-13 апреля Титаник стремительно движется навстречу своей гибели.

14 апреля "Титаник" получил 7 предупрежлений от различных судов, находившихся в северной части Атлантики, о наличии льдов, препятствующих безопасности движения, но эти сигналы игнорируются. Последнее предупреждение от парохода "Калифорниэн", полученное в 23.00, радист "Титаника" даже не дослушал до конца, прервав сеанс связи. 

23:40 — в точке с координатами 41°46′ северной широты, 50°14′ западной долготы на расстоянии 400-500 метров прямо по курсу был замечен айсберг. Несмотря на выполненный маневр, через 39 секунд произошло столкновение. Подводная часть судна протаранила айсберг по касательной. Корпус "Титаника" получил пунктирные пробоины на длину около 100 метров. Из 16 водонепроницаемых отсеков, в шести была нарушена герметичность.
15 апреля
00:05 — Стал ощутим дифферент на нос. Отдан приказ расчехлить спасательные шлюпки и созвать членов экипажа и пассажиров к местам сбора.
00:15 — с «Титаника» передан первый радиотелеграфный сигнал SOS.
00:45 — выпущена первая сигнальная ракета, и спущена на воду первая спасательная шлюпка. Носовая палуба уходит под воду.
01:15 — допущены на палубу пассажиры 3 класса.
01:40 — выпущена последняя сигнальная ракета.
02:05 — спущена последняя спасательная шлюпка. Носовая часть шлюпочной палубы уходит под воду.
02:08 — «Титаник» вздрагивает и клюет носом вперед. Волна прокатывается по палубе и заливает мостик, смывая в воду пассажиров и членов команды.
02:10 — переданы последние радиотелеграфные сигналы о помощи.
02:15 — «Титаник» высоко задирает вверх корму, обнажая руль и гребные винты.
02:17 — гаснет электрическое освещение.
02:18 — «Титаник», погружаясь, разламывается на две части.
02:20 — «Титаник» затонул.

Легенды

После гибели "Титаника" появилось множество легенд. Самыми живучими из них оказались: якобы стремление капитана побить мировой рекорд скорости на Трансатлантической линии и цель компании-владельца«Уайт стар лайн» получить «Голубую ленту Атлантики»; якобы стрельба из пистолета ст.офицера Мэрдока в охваченных паникой пассажиров для поддержания порядка и его самоубийство, исполнение оркестром мелодии песни «Ближе к тебе, Господи», когда судно уходило под воду и т.д. На самом деле ничего этого не было. И еще одна легенда, которая повторяется из года в год: первым радистом, кто принял сигнал SOS с гибнущего "Титаника", был радист компании Маркони, Дэвид Сарнов - русский эмигрант. Эта история меня всегда особенно грела, поскольку Дэвид - в каком-то смысле мой земляк - он родился в беларуской деревне Узляны Пуховичского района недалеко от Минска - это в 10 км от деревни Зазерка, где находится дом моих деда и бабки и где родилась моя мать.

 

Легенда о радисте

Дэвид Сарнов

Дэвид Сарнов родился в 1891 году, как он сам говорил, "в год открытия электрона". В 1901 году с родителями эмигрировал в США. Жили они в Нью-Йорке, Дэйв учился в школе и аботал разносчиком газет. В 1908 году Дэвид волею случая попал на работу в компанию Маркони - он шел устраиваться на работу, но ошибся адресом и открыл, как мы теперь понимаем, правильную дверь. Cначала он работал простым посыльным, но затем окончил школу радистов и стал осваивать новую профессию. В дальнейшем онсделал головокружительную карьеру: основал компанию RCA, стоял у истоков NBC, финансировал работу Зворыкина, создал в США радиовещательную сеть и массовое телевидение и был начальником связи у Эйзенхауэра во время Второй мировой. Тем не менее, роль Дэвида Сарнова в истории с "Титаником", растиражированная СМИ - легенда, а на самом деле было так...

Радисты

После столкновения "Титаника" с айсбергм, капитан Смит поговорил с конструктором судна Томаса Эндрюса, который находился на борту и тот сообщил, что "Титаник" обречен. Капитан был вынужден отдать приказ покинуть судно. Через 25  минут после столкновения с айсбергом, капитан Смит приказал старшему помощнику Уайлду готовить к спуску шлюпки, а первому помощнику Мэрдоку заняться пассажирами. Сам он отправился в рубку радиотелеграфа. РадистыБрайд и Филлипс строили догадки, почему судно остановилось, когда в дверях появился капитан.
— Мы столкнулись с айсбергом, — сказал он, — и я пытаюсь определить масштабы повреждения. Будьте готовы передать сигнал бедствия, только не передавайте его до тех пор, пока я вам не скажу.
Он повернулся и поспешил назад на мостик. Оба радиста смотрели друг на друга, не веря своим ушам. Непотопляемому «Титанику» грозит серьезная опасность? Еще несколько часов назад Филлипс передавал своему коллеге на мысе Рейс, какое это замечательное судно! Мысль, что «Титанику» грозит опасность, казалась молодым людям нелепой, они просто не могли в нее поверить. Но бледное лицо капитана было красноречивее его слов, и оба радиста ощутили тревогу. Чтобы скрыть беспокойство, они принялись шутить. Не прошло и десяти минут после первого визита капитана Смита в радиорубку, как он появился вновь.
— Передайте сигнал бедствия, — сказал он Филлипсу и подал ему листок бумаги с координатами судна.
Радист спросил, должен ли он воспользоваться обычным международным сигналом бедствия.
— Да, и передайте его немедленно! — ответил капитан и вышел из рубки.
Филлипс одел наушники, и в 0 часов 15 минут в черную ночь над холодными водами Северной Атлантики понеслись сигналы азбуки Морзе: сначала буквы CQD (сигнал бедствия, применяемый до SOS), затем позывные «Титаника» и координаты. Шесть раз подряд передавал Филлипс этот сигнал бедствия. Его приняли несколько судов и станция на мысе Рейс.

О Сарнове пока ни слова.

Первые сигналы бедствия, отправленные «Титаником» были приняты станцией на мысе Рейс (севернее Нью-Йорка) и немецким судном «Франкфурт». С этого судна в 00.18 поступил лаконичный ответ: «О'кей. Ждите». Чуть позже сигналы «Титаника» приняло французское судно «Прованс» и канадское судно «Маунт Темпль», которое шло на запад, но, во избежание встречи со льдами, выбрало более южную, чем «Титаник», трассу. Радист «Маунт Темпля» мгновенно поставил в известность своего капитана и передал «Титанику» свои координаты, но, к сожалению, его слабый передатчик «Титаник» не услышал. В 00.18 сигналы бедствия «Титаника» поймало японское судно «Ипиранга», в 00.25 — судно «Карпатия». В это время Филлипс начал передавать уточненные координаты (первые были неверные) и их снова приняла радиостанция на мысе Рейс. «Титаник» сообщал, что в результате столкновения с айсбергом он тонет, и требовал немедленной помощи. Одновременно Филлипс передал, что из-за рева спускаемого пара он почти ничего не слышит. Мыс Рейс пытался связаться с ним, но не получил ответа.В 00.40 сигналы «Титаника» поймало русское судно «Бирма».

В радиорубке "Титаника" Филлипс, не переставая, передавал сигналы бедствия, записывал ответы судов и отвечал на их вопросы. Брайд выполнял функции связного между рубкой и ходовым мостиком. Время от времени заходил капитан Смит. Вначале он очень рассчитывал на помощь «Олимпика», располагавшего всем необходимым снаряжением для проведения крупной спасательной операции. Но вскоре стало ясно, что надежды, возлагавшиеся на «Олимпик», нереальны. Судно находилось на расстоянии 500 миль от «Титаника».На канадском судне «Маунт Темпль» радист Джон Дюран передал капитану Генри Муру, что «Титаник» посылает сигналы бедствия. Он слышал, как «Титаник» передавал сигнал CQD и ответы других судов. Он поймал «Карпатию», сообщившую, что идет на помощь «Титанику». В ноль часов 40 минут капитан Мур приказал передать «Титанику», что «Маунт Темпль» меняет курс и тоже идет на помощь.
Примерно в это время в радиорубке вновь появился капитан Смит.
— Какой сигнал вы посылаете? — спросил он Филлипса.
— CQD, — ответил радист.
Тут в разговор вмешался Брайд.
— Пошли SOS, это новый сигнал, — предложил он Филлипсу и после короткой паузы добавил: — Может, это твоя последняя возможность послать его!
Капитан ушел, и оба молодых человека посмеялись над замечанием Брайда о последней возможности Филлипса послать сигнал SOS. Молодость и оптимизм обоих радистов не позволяли принять всерьез мрачное пророчество. Но судьба была неумолима, и Филлипсу действительно представилась первая и последняя возможность передать новый сигнал.


Между часом и двумя ночи 15 апреля, когда большинство спасательных шлюпок «Титаника» было уже спущено на воду, эфир южнее Ньюфаундленда заполнили десятки, а возможно, и сотни сигналов судов, которые отвечали на отчаянные призывы о помощи, без устали передаваемые Джеком Филлипсом. Суда, находившиеся слишком далеко и не имевшие возможности установить с «Титаником» прямую связь, получали информацию от тех, кто был ближе. Станция на мысе Рейс передала на континент сообщение о его столкновении с айсбергом. Это сообщение поймал молодой радист Дэвид Сарнофф на крыше торгового дома Уонамейкера в Нью-Йорке и оно распространялось по США, как лавина. Журналы радистов многих грузовых и пассажирских судов зафиксировали события страшной морской трагедии минута за минутой:

1.00. «Титаник» отвечает «Олимпику» и передает свои координаты.
1.02. «Титаник» вызывает «Эйшиан» и просит о немедленной помощи. «Эйшиан» тут же отвечает и записывает координаты «Титаника».
1.02. «Вирджиниан» вызывает «Титаник», но не получает ответа. Мыс Рейс просит радиста «Вирджиниан» сообщить своему капитану, что «Титаник» столкнулся с айсбергом и нуждается в срочной помощи.
1.10. «Титаник» вызывает «Олимпик»: «Мы столкнулись с айсбергом. Мы погружаемся носовой частью. Придите как можно скорее». Следуют координаты.
1.10. «Титаник»  вновь «Олимпику»:  «Капитан просит вас приготовить шлюпки. Каковы ваши координаты
1.15. «Балтик» «Каронии»: «Просим сообщить «Титанику», что мы идем к нему».
1.20. «Вирджиниан» слышит, как мыс Рейс сообщает «Титанику», что «Вирджиниан» идет к нему на помощь, находясь в 170 милях севернее «Титаника».
1.25. «Карония» сообщает «Титанику», что ему на помощь идет «Балтик».
1.25. «Олимпик» сообщает «Титанику» свои координаты и спрашивает: «Идете ли вы нам навстречу курсом на юг?» «Титаник» отвечает: «Мы сажаем женщин в спасательные шлюпки».
1.27. «Титаник» передает всем: «Мы сажаем женщин в спасательные шлюпки».
1.30. «Титаник» повторяет «Олимпику»: «Пассажиры садятся в шлюпки».
1.35. «Олимпик» спрашивает «Титаник», какая у них погода. «Ясно и спокойно», — отвечает «Титаник».
1.35. «Балтик» слышит «Титаник»: «Вода в машинном отделении».
1.37. «Балтик» сообщает «Титанику»: «Спешим к вам».
1.40. «Олимпик» «Титанику»: «Спешно зажигаю топки всех котлов».
1.45. Мыс Рейс просит «Вирджиниан»: «Пожалуйста, передайте вашему капитану: «Олимпик» на предельной скорости идет к «Титанику», но его координаты 40,32 норд, 61,18 вест. Вы намного ближе к «Титанику».
1.45. Последний сигнал «Титаника», принятый «Карпатией»: «Машинное отделение затоплено по самые котлы».
1.45. «Маунт Темпль» слышит, как «Франкфурт» вызывает «Титаник». Никакого ответа.
1.47.  «Карония» слышит «Титаник», но сигнал такой слабый, что понять ничего нельзя.
1.48. «Эйшиан» слышит, как «Титаник» посылает сигнал SOS. «Эйшиан» отвечает «Титанику», но сам ответа не получает.
1.50. «Карония» слышит, как «Франкфурт» вызывает «Титаник». Согласно координатам, в момент получения первого сигнала SOS она находилась от «Титаника» на расстоянии 172 миль.
1.55. Мыс Рейс сообщает «Вирджиниан»: «Мы не слышим «Титаник» уже около получаса, возможно, у него уже отключилось электричество».
2.00. «Вирджиниан» слышит «Титаник» очень слабо, сила его сигналов стала значительно слабее.
И только на судне, стоявшем совсем близко от «Титаника», в течение всего этого времени ничего не слышали. Его радист спал, и никто его не разбудил.

Радист на британском судне «Вирджиниан» был последним, кто слышал призывы «Титаника». В 2 часа 17 минут он поймал его сигналы, но они были такие слабые, что он их не понял. Радист предложил своему коллеге на тонущем судне попытаться перейти на запасной источник питания. Ответа не последовало. С той минуты «Титаник» замолчал. Бежало время, напряжение росло. В эфире продолжался хаос звуков азбуки Морзе, которыми обменивались суда и прибрежные станции.
2.20. «Олимпик» с помощью своего мощного передатчика запрашивает «Вирджиниан», знает ли он что-нибудь о «Титанике». «Вирджиниан» отвечает, что, несмотря на максимальную внимательность, он не слышит «Титаник».
3.05. «Вирджиниан» поддерживает контакт с «Балтиком». «Балтик» пытается передать «Титанику» «капитанское служебное сообщение», но его сигнал неразборчив.
3.15. «Маунт Темпль» слышит «Карпатию», которая сообщает «Титанику»: «Мы пускаем ракеты».
3.25. «Балтик» отправляет очередное служебное сообщение своего капитана «Титанику».
3.30. «Карпатия» вызывает «Титаник».
3.48. «Бирма» полагает, что слышит «Титаник», поэтому передает: «Мы идем к вам самым полным ходом. Прибудем в б часов утра. Надеемся, что вы продержитесь. В данное время мы от вас всего в 50 милях».
4.18. «Прованс» сообщает «Селтику»: «Никто не слышит «Титаник» уже два часа».
5.14. «Бирма» сообщает, что находится всего в 30 милях северо-западнее «Титаника».
5.25. «Селтик» посылает «Каронии» сообщение для «Титаника». «Карония» после двух часов безуспешных попыток связаться с «Титаником» передает, что не может отправить сообщение. Поэтому «Селтик» прекращает с ней связь.
5.35. «Калифорниан» обменивается сигналами с «Маунт Темплем» и получает координаты «Титаника».

Почти три часа прошло с той минуты, когда над «Титаником» сомкнулись воды океана, но люди на судах в Северной Атлантике все еще отказывались поверить в худшее. Радисты у своих приемников все это время напряженно ловили малейшие шорохи в эфире, стараясь не пропустить самого слабого сигнала в надежде, что это окажутся буквы MGY — позывной сигнал «Титаника». Но станция MGY не отвечала.

Первым к месту трагедии подоспело судно "Карпатия", которое и приняло на борт спасенных пассажиров "Титаника" - 706 человек. 1518 пассажиров и членов команды самого большого судна в мире погибли.Погиб капитан Смит, трое из семи его помощников, старший механик со всеми помощниками, конструктор Томас Эндрюс и все восемь служащих верфи Белфаста, распорядитель рейса и его помощники, судовой врач со своим заместителем, все восемь музыкантов судового оркестра, почти весь персонал французского ресторана, все лифтеры и мальчики-посыльные, все служащие судовой почты. Удивительно, но погибли большинство из 57 миллионеров, ехавших в I классе и пропустивших вперед женщин.

На берегу

15 апреля около часа ночи в здании газеты «Нью-Йорк тайме» царило спокойствие. Даже у радиста, сидевшего на восемнадцатом этаже возле приемника, было мало работы. Лишь время от времени поступали незначительные сообщения. В 1 час 20 минут в наушниках затрещало. Радист пододвинул блокнот и начал записывать. Едва закончив, он вскочил, вложил бумагу в деревянный футляр и быстро опустил его в металлическую трубу, ведущую вниз, в помещение редакции. Тросик, на котором был укреплен футляр, он задержал, футляр несколько раз ударился о крышку трубы, что служило сигналом чрезвычайной важности. Посыльный внизу открыл футляр и, прочитав текст, тут же помчался в кабинет главного редактора Карра Ван Анды. В телеграмме с мыса Рейс сообщалось: «Воскресенье 14 апреля, ночь. В 10 по местному времени судно «Титаник» компании «Уайт стар лайн» передало на здешнюю станцию «Маркони» сигнал бедствия CQD и сообщило, что наткнулось на айсберг. Судно просило о немедленной помощи». Даже видавшего виды главного редактора это вывело из равновесия. Он тут же схватил телефонную трубку и вызвал нью-йоркское отделение «Уайт стар лайн». Там ничего не знали. Он позвонил корреспондентам «Нью-Йорк тайме» в Галифаксе и Монреале. На сей раз ему повезло. Он узнал, что в правлении канадской компании «Аллен лайн» уже известно о сигналах бедствия «Титаника» и к месту катастрофы канадская компания уже направила свое судно «Вирджиниан», которое шло из Галифакса в Ливерпуль. Суда «Олимпик» и «Балтик» также поймали сигналы «Титаника» и тоже полным ходом идут на помощь. Судно «Вирджиниан», прежде чем выйти из зоны слышимости прибрежных станций, сообщило, что приняло сигнал SOS и после этого передатчик «Титаника» замолк.
Теперь Карр Ван Анда знал достаточно, чтобы в последнюю минуту изменить верстку утреннего номера. Газета вышла с крупными заголовками на первой полосе: «Новое судно «Титаник» столкнулось с айсбергом. В полночь его носовая часть ушла под воду. Женщины садятся в спасательные шлюпки. Последние сигналы в 00.27 неразборчивы». Далее шло сообщение, в котором, кроме всего прочего, приводился список наиболее именитых пассажиров I класса, участвовавших в первом плавании.
Несколько часов спустя в распоряжении главного редактора оказалась новая информация, подтверждавшая, что уже продолжительное время радиостанцию «Титаника» никто не слышит. Он пришел к выводу, что, если судно, поддерживавшее после столкновения с айсбергом интенсивную радиосвязь, неожиданно замолкло, причина может быть только одна: онозатонуло. В ту минуту это было всего лишь предположение, но опытный газетчик Ван Анда не боялся рисковать. И в вечернем выпуске «Нью-Йорк таймс» появилось сообщение, что «Титаник» затонул.
Уже в восемь часов утра, сразу после того, как «Нью-Йорк таймс» опубликовала столь ошеломляющее известие, у здания «Уайт стар лайн» на Бродвее, 9, столпились журналисты. Вице-президент треста ИММ Филип А.С.Франклин, внешне не проявляя ни малейшего беспокойства, заявил, что, даже если «Титаник» действительно столкнулся с айсбергом, он может продержаться на плаву неограниченно долго.
— Мы абсолютно верим в «Титаник». Мы верим, что это судно непотомляемо, — утверждал он.
Время шло, росло число телефонных звонков и вопросов, приходили друзья и родственники пассажиров и требовали объяснений. Среди них была супруга мультимиллионера Бенджамина Гуггенхейма и сотни других известных и неизвестных людей. Франклин был полон оптимизма. То, что «Титаник» умолк, еще ничего не значит. Причин может быть несколько: неполадки в аппаратуре, помехи в атмосфере, а также то, что ему на помощь пришли другие суда. Он утверждал: в «Уайт стар лайн» и ИММ убеждены, что для беспокойства нет оснований.

Около полудня поступили новые сообщения, принятые по радио. Первое пришло с мыса Рейс и вызвало в правлениях «Уайт стар лайн» и ИММ бурю восторга. Сообщалось: «Все пассажиры «Титаника» в безопасности. «Вирджиниан» ведет судно в Галифакс». Вечерние номера газет изобиловали оптимистическими заголовками. Газета «Нью-Йорк сан» заверяла: «Все на «Титанике» после происшествия спасены». Одновременно она нападала на «Нью-Йорк таймс» за безответственность и распространение слухов о гибели судна. Аналогичным образом информировали общественность и другие крупные газеты, такие как «Уорчестер ивнинг газет» и «Балтимор сан». «Уолл-стрит джорнэл» писала: «Серьезность повреждения «Титаника» очевидна, но главное, что он не затонул. Его переборки действительно водонепроницаемы. Носовая часть судна, должно быть, затоплена, поэтому неудивительно, что оно накренилось на нос. Тем не менее оно осталось на плаву, несмотря ни на что».
В два часа дня было опубликовано новое сообщение, поступившее будто бы из района Северной Атлантики. Якобы оно было передано «Карпатией» — судном компании «Кунард». В нем говорилось, что все пассажиры «Титаника» благополучно перешли на «Карпатию» и «Паризьен», море спокойно, а «Вирджиниан» буксирует «Титаник» в порт. Так никогда и не удалось выяснить, откудаисходила эта ложнаяинформация. Скорее всего, это была работа безответственных американских радиолюбителей. В то время в Соединенных Штатах еще не было постоянного радиовещания, и радиообмен не был юридически упорядочен, поэтому передачи мог вести кто и когда угодно и передавать все, что заблагорассудится.

Американский торговый магнат Джон Уонамейкер установил на крышах двух своих главных торговых домов в Филадельфии и Нью-Йорке мощные радиостанции. Официально — для того, чтобы торговые центры могли поддерживать связь друг с другом, но на самом деле это был рекламный ход. Радио было новинкой, привлекавшей внимание, и Уонамейкер разместил станции так, чтобы они были видны заказчикам и подтверждали преимущества его предприятий в сравнении с конкурентами в области использования современной техники. В Нью-Йорке станцию обслуживал молодой радист Дэвид Сарнофф. В понедельник 15 апреля в 16 часов 35 минут он услышал слабые, но отчетливые сигналы с судна «Олимпик», в то время удаленного от него на расстояние 1400 миль и находившегося где-то вблизи ньюфаундлендских банок. В сообщении говорилось, что «Титаник» затонул в ноль часов 47 минут по нью-йоркскому времени и спаслись всего около 675 человек, которых принялана борт «Карпатия». Сарнофф тут же связался с телеграфными агентствами и редакциями ведущих газет. Прошло немного времени, и на улицы выбежали газетчики со специальными выпусками. То, чего все опасались и о чем уже несколько часов назад сообщила «Нью-Йорк таймс», но что было опровергнуто, теперь подтвердилось.

Вот, наконец-то, и проявился мой земляк. 

Шквал вопросов обрушился на нью-йоркское отделение «Уайт стар лайн». Не переставая звонили телефоны, и начали поступать телеграммы практически со всего света. Десятки посетителей требовали подробности о масштабах катастрофы и информацию о судьбе своих близких. Вице-президент Франклин, не покидавший здания с момента получения сообщения о катастрофе, до последней минуты пытался поддерживать надежду, что человеческие жертвы невелики. В семь часов вечера до него добрались первые репортеры, которым Франклин растерянным голосом сказал:
—Господа, с прискорбием должен сообщить, что«Титаник» затонул в 2 часа 20 минут сегодня ночью.
Время шло, и страшная правда становилась все более реальной. В 20 часов 15 минут он сказал, что, вероятно, какое-то число людей погибло, на борту «Карпатии» только часть пассажиров «Титаника», но до сих пор нет сообщений от «Паризьен», который мог спасти других пассажиров. Только в 20 часов 45 минут он заявил:
—Боюсь, что потери велики.
И тут же добавил:
—Я верю, что сообщения, полученные нами по телеграфу из Галифакса, о том, что на «Паризьен» и «Вирджиниан» тоже находятся пассажиры, окажутся верными. Человеческие жертвы делают все случившееся очень страшным. Мы сможем возместить финансовые потери, но никогда не сможем вернуть к жизни погибших.
Около полуночи несокрушимый оптимист Франклин был на пределе. Слезы текли по его щекам, и он все время причитал:
— Я думал, что он непотопляем. Я исходил из утверждений самых лучших специалистов. Ничего не понимаю.
В 1 час ночи во вторник 16 апреля вокруг информационного щита газеты «Нью-Йорк таймс» на Таймс-сквер собралось более 4000 человек. Они напряженно вчитывались в каждое слово. Смелое решение главного редактора Карра Ван Анды опубликовать трагическое сообщение резко повысило доверие общественности к «Нью-Йорк таймс».

Утром во вторник 16 апреля не только американские газеты, но и газеты всего мира сообщили миллионам читателей, что самое большое и самое роскошное судно в мире затонуло, причем погибло около 1500 пассажиров и членов команды. На «Титанике» плыли представители многих стран, поэтому в траур погрузились люди по всему миру.

В среду после полудня «Сейлем», один из крейсеров, высланных президентом Тафтом, установил связь с «Карпатией». Радисты сообщили фамилии спасенных пассажиров, а также тех, кто погиб. Имена погибших записывал в радиорубке на крыше нью-йоркского небоскреба радист Дэвид Сарнофф, практически не отходивший от приемника с понедельника, когда впервые поймал сообщение о гибели «Титаника». Позднее он рассказывал,что у него сжималось сердце от скорби и сострадания, когда он записывал фамилию за фамилией в длинные столбцы. Вот и все участие Дэвида Сарнофф в этой истории. Он не был первым, но сыграл немаловажную роль в этой истории.



Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Комментарии (2)

  1. DIM
    Репутация: (6|6|0)

    Пожалуй, одна из лучших статей - как по стилю, так и по содержанию - которую приходилось читать по теме гибели "Титаника". Автору - большое спасибо.


    --------------------

Добавить комментарий

Похожие новости