Всемирное цифровое радио

1 844
0

 Сентябрьским вечером 1996 года в одном из отелей Парижа собралась солидная компания людей. Все они были связаны с международным радиовещанием и представляли известные имена: Radio France Internationale, Deutsche Welle, ВВС, Voice of America и другие1. За бокалом вина велись неспешные разговоры, и среди прочего обсуждалось наблюдаемое всеми вещателями сокращение своей слушательской аудитории. Точнее, той ее части, которая принимает передачи на частотах меньше 30 МГц. Это диапазоны коротких (10–100 м), средних (100–1000 м) и длинных волн (1–10 км), где вещание традиционно ведется в амплитудной модуляции (amplitude modulation, АМ), в отличие от ультракоротких волн, использующих частотную модуляцию (frequency modulation, FM)

Уменьшение числа радиослушателей АМ-диапазонов было закономерным. Звуковое качество любой АМ-станции сегодня можно назвать в лучшем случае терпимым. Главная причина тому — чувствительность этого способа передачи радиосигнала к помехам. Любые вздохи эфира, статический шум и грозовые разряды АМ-приемник транслирует в звуковой тракт, где помехи «прекрасно» слышны. Добавьте сюда монозвук и узкую полосу передаваемых частот (500–2500 Гц), и станет ясно, что в таких условиях приемлемо звучит лишь человеческая речь, но никак не музыка.

Пока не было альтернативы, потребители смиренно слушали АМ на длинных, средних и коротких волнах. Но в 80-е годы FM-технология совершила гигантский скачок, и маленькие и дешевые приемники, обеспечивающие стереозвук замечательного качества, перетянули людей на ультракороткие волны. Сегодня даже в не слишком развитых странах большинство слушает именно FM, а на АМ2 переключается нехотя. Наши читатели наверняка знают это по собственному опыту.

К сожалению, отказаться от плохой АМ, заменив ее на всех волнах хорошей FM, невозможно. Частотная модуляция требует в эфире в десятки раз больше места, чем амплитудная. Если обычной АМ-станции достаточно полосы 10 кГц, городским FM-станциям нужно как минимум двести. Именно поэтому FM отведены верхние диапазоны радиоспектра, где эфир гораздо просторнее. Амплитудной же модуляции выделены нижние диапазоны — меньше 30 МГц, еще в начале ХХ века занятые первыми АМ-вещателями.

Казалось бы — ну и ладно. Если из двух радиостандартов люди сами выбирают лучший, а на низких частотах принципиально нельзя вещать с хорошим качеством — так и не надо там вещать! Пусть их используют в тех областях, где качество звука не очень важно. Тем более что FM-станций с каждым годом становится все больше и больше.

К сожалению, у высоких частот есть один большой недостаток, а у низких, соответственно, один большой козырь. И то и другое относится к «дальнобойности». Радиоволны с частотой ниже 30 МГц могут заглядывать далеко за горизонт. В то же время громкая и чистая FM-музыка на УКВ распространяется только до горизонта, который всегда близок к передатчику. Для справки: расстояние от верхушки стометровой мачты до горизонта — 35 км3. Именно поэтому FM-станции слышны только в городах и пригородах — до провинции они просто не добивают. Между тем радио АМ-диапазона может достать не только до своей провинции, но и до чужой. Дальнобойность низких частот такова, что вещающее на них «Радио Китая» легко принимается в Польше, и наоборот — «Немецкую волну» превосходно слышно в Японии. Самые прыткие — короткие волны: прежде чем затихнуть, они иногда по нескольку раз огибают земной шар!

Очевидно, что низкочастотные диапазоны просто незаменимы для международного радиовещания. К сожалению, несмотря на охват огромной территории, из-за плохого звука сегодня у такого радио очень узкая аудитория. Жители развитых стран, объевшиеся сотней FM- и ТВ-каналов, могут вообще не подозревать о его существовании и начинают крутить ручки КВ-приемника разве что в туристической поездке, пытаясь узнать, как там дела на родине. Раньше все было иначе: до появления Интернета и спутникового ТВ международное радио было единственным электронным масс-медиа, способным в режиме реального времени пересекать государственные границы. Сейчас же спрос на такие передачи сохранился лишь в некоторых странах, по большей части авторитарно-тоталитарных.

Однако даже в «благоприятных» условиях закрытых обществ или на громадных просторах Канады и Сибири, где FM нерентабельна, радио низких частот слушает гораздо меньше людей, чем могло бы. Виной тому, кроме плохого звука, еще и сложности приема: наибольшее количество АМ-станций можно принять на коротких волнах, но КВ-прием легок только на дорогих приемниках. На дешевых же он требует терпения в настройке, квалификации для подключения антенны и заземления, знания частот вещания, которые меняются в зависимости от времени суток, времен года и активности Солнца. Другими словами, это хобби не для уставших рабочих или домохозяек, поэтому аудитория международных станций сравнительно велика лишь у монстров вроде BBC World Service, покрывающих всю планету и щедро финансируемых правительством.

В общем и целом с 1990-х годов радио низких частот начало угасать. Виной тому было и удешевление спутникового ТВ, и демократизация Восточной Европы, и урбанизация Юго-Восточной Азии… Радиобоссам на вышеупомянутой парижской встрече было отчего беспокоиться. Хорошо понимая уникальность АМ-диапазонов, они вовсе не желали уходить из этой области радиоспектра. Меж тем развитие событий толкало именно к этому — на встрече в Париже звучал прогноз: если ничего не делать, AM-диапазоны умрут лет через десять-пятнадцать, и на коротких и средних волнах (не говоря уже о длинных) вообще не останется станций со сравнительно мощными передатчиками.

Поскольку смиряться и выключать рубильник никто не хотел, через некоторое время в том же Париже состоялась конференция на единственную тему: «Как возродить АМ?» На этой встрече инженеры впервые убедили менеджеров, что АМ как технология безнадежно устарела. Никакие ее улучшения вроде сужения занимаемой полосы (SSB-модуляция) для повышения мощности или, наоборот, — расширения полосы для вещания стерео (и то и другое делалось в Японии и США), или же, наконец, вставки в сигнал добавочной информации (технология AMDS — аналог телетекста) — ничто не поможет АМ вернуть былую популярность. А раз так, пора вообще отказаться от модуляции радиоволн по амплитуде и перейти на качественно иной уровень. Другими словами — разрешить на нижних диапазонах новый стандарт вещания. И поскольку его внедрение потребует замены приемников у миллиардов слушателей4, ограничиваться полумерами нельзя: новый стандарт должен учесть новейшие достижения высоких технологий. Проще говоря, радио на частотах ниже 30 МГц должно стать полностью цифровым.

Сегодня такое предложение кажется единственно верным, но в 1996 году все было не так очевидно. Цифровое ТВ еще было экспериментом. Разработка цифрового радио велась в Европе почти десять лет в рамках проекта Eureka-147 (см. «Новая волна» в «КТ» #12 за 1999 г.). Однако его успехи мало кого впечатляли, а главное — все разработки были рассчитаны на УКВ-диапазон, не страдающий от перепадов ионосферного настроения и погоды на Солнце. О технологии аудиокомпрессии в то время знали лишь специалисты (mp3 начал свое победное шествие спустя два года), и вообще — делать ставку на неизвестную технологию было опасно. Однако радиобоссы рискнули и основали общественную организацию (по-русски ее можно назвать международным союзом) под названием Digital Radio Mondiale.

Задача DRM-консорциума была такова: создать для диапазонов 30 кГц–30 МГц надежный метод передачи цифровой информации, способный стать единым мировым стандартом радиовещания, нацеленного на самую широкую аудиторию. Этот стандарт должен быть непроприетарным, то есть открытым и доступным для изучения всеми желающими,5 а качество звука DRM должно выдерживать конкуренцию с FM-станциями.

1 Представителей «Радио России», по данным автора, на этой встрече не было.
2 В современных приемниках меткой «АМ» обозначается, на западный манер, диапазон средних волн. Хотя на коротких и длинных волнах приемник тоже работает в амплитудной модуляции.
3 Расстояние до горизонта равно квадратному корню из произведения диаметра Земли (12,74 тыс. км) на высоту наблюдателя над Землей. Так, человек ростом 170 см, находясь на уровне поверхности океана, видит горизонт на расстоянии 4,6 км.
4 По примерным оценкам, количество АМ-приемников на планете достигает 2,5 млрд. штук.
5 Это не означает бесплатности — в стандарт могут входить запатентованные технологии, за пользование которыми надо платить.

 

 


Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Комментарии (1)

  1. DIM
    Репутация: (6|6|0)

    Да, с DRM сложился парадокс: есть технология, а потребителей (по крайней мере - коммерческих) - нет. Да и не будет. На континенте в условиях урбанистики властвует FM, в иных местах (хоть на атоллах Полинезии) - поставил спутниковый ресивер, и имеешь кучу ТВ, радиопрограмм и даже среднескоростной интернет. Кто остается? Мобильные путешественники по "медвежьим углам" (их от силы - сотни) да суда на просторах Мирового океана. Но на последних основную информацию получают по давно отлаженным "морским" каналам от "обычной" КВ-связи (в т.ч.и цифрой) до Инмарсата. В штилевых зонах легко использовать те же спутниковые терминалы с автоматикой удержания наведения антенн. Вот и весь расклад. Ко всему, на ДВ-СВ нужно ведь содержать огромные антенные системы передатчиков.


    --------------------

Добавить комментарий

Похожие новости