Последний из могикан?

0 672
0

Радиолюбитель Геннадий Силин из Кохтла-Ярве может не только починить любую радиолу (через его руки кроме западных моделей прошли все модификации советских аппаратов), но и собственноручно собрать приемник или даже телевизор.

Увлечение Геннадия радиоделом пошло от отца.

— Он был высококлассный специалист, — говорит Геннадий. — Сам кинопроекторы конструировал, собирал из деталей, которые отовсюду доставал. Брал из проката ленточные бобины (как сейчас видеокассеты), развешивал во дворе холст и крутил фильмы, на эти сеансы собиралась вся улица. И вдобавок занялся радиотехникой. А я увлекся радиоделом, глядя на отца. Он, правда, меня почти ничему не учил. Лишь обеспечивал радиодеталями, спецлитературой. Я ходил в кружки типа «Умелые руки».
Первое, что я собственноручно собрал по книжке 56-го года издания, — это ламповый детекторный приемник. Это время я помню хорошо, потому что тогда как раз Гагарин в космос полетел!

Потом Геннадий перешел на транзисторы, тогда они уже стали появляться. Ему удалось сделать приемник небольшого размера (в качестве корпуса использовал деревянный пенал для ручек), который он притащил на урок. Учительница тоже услышала, что у него на задней парте что-то играет.

Геннадий рассказывает, что, как сейчас помнит, было это на уроке истории, когда передали историческое сообщение, — на орбиту полетел космонавт номер два Герман Титов. Поскольку передали эту радостную весть, ликовал весь класс. Урок был сорван, но никто не был наказан, потому что такие сообщения вся страна воспринимала как личную победу.

«Радиошпаргалка»

После школы Геннадий Силин поступил в Новочеркасский политехнический институт. Там, правда, некогда было заниматься радио, но навыки остались, и сокурсники для первой сессии заставили его сделать передатчик, чтобы подсказывать на экзамене. Как в комедии «Операция «Ы» и другие приключения Шурика», когда студент приходит к экзаменатору с наушником в ухе, а его приятель по радио передает ему ответы на билет.

— На экзаменах научный коммунизм сдавали, — вспоминает Геннадий. — Я, стало быть, как оператор был. Студенты заходят в аудиторию, берут билет, садятся за парты и тихонечко в микрофон называют номер билета, а я по учебнику зачитываю ответы. Несколько человек удачно прошли, а потом на мою волну кто-то вклинился, что называется, «сел на частоту», и давай со мной болтать, а мне-то некогда, надо товарищам помогать, кричу, мол, убирайтесь с моей волны. А тот не понимает, почему я с ним разговаривать не хочу, и не уходит, начинает выяснять отношения. Умора!

Радиохулиган

В общежитии Геннадий крутил музыку по радиоточкам, потому что скучно было слушать вести с полей. Он подключался к системе, и вся общага вместо новостей о передовиках производства слушала записи «битлов».
— Вообще-то передатчики в мое время были запрещены, — вспоминает Геннадий. — Метровый диапазон был зарезервирован для милиции, железнодорожников, военных и других. Когда была освоена радиоволна, прикинули, что на ней хорошо работать, и отдали для госучреждений. А у народа-то аппаратура осталась. Кто ее выбрасывать будет! Радиохулиганов, которые вклинивались в чужую волну, отлавливали.

Радиохулиганство было развито очень сильно, треть шкалы была забита ими. Музыку ставили, переговоры вели. Высоцкого запрещенного крутили. Да и вообще интересно было переговариваться с кем-то за сто километров, как сейчас по Интернету в чате общаются. Вот соответствующие органы и отлавливали таких товарищей. Бывало, в кастрюлю с борщом прятали приемник, пока милиция в квартиру врывалась. Санкции? Если не очень в эфире матом ругался или безобразничал, штрафовали и отбирали аппаратуру. Если посерьезнее, могли на 15 суток посадить для устрашения. А уж если антисоветчину гнали, то ими, как вы понимаете, другая служба занималась.

Я раз попал в передрягу. Друг остался дома с передатчиком, а я пошел в город проверять приемник на дальность. Возвращаюсь, а возле дома милицейская машина. А у нас еще с приятелем позывные были «Аризона», представляете! Название штата враждебного нам государства!

Прихожу, значит, а там уже радиоаппаратуру выносят. Но мы тогда легко отделались. Друг получил 15 рублей штрафа и нагоняй от отца.

Кроме передатчиков Геннадий и телевизоры собирал из запчастей. У него один такой до сих пор стоит.

Еще для приятелей переделывал на соответствующие частоты радиоаппаратуру, чтобы слушать западные радиостанции «Голос Америки», «Немецкая волна» и «Свобода» и поддаваться «тлетворному влиянию Запада». Соответственно и сам был в курсе того, что передавали «вражеские голоса», был относительно прогрессивен: так сказать, слушал и делал свои выводы.

На вопрос, неужели он не попал в поле зрения КГБ как потенциальный их «клиент», ведь радиолюбители наверняка были взяты на заметку, Геннадий пожимает плечами:

— Не знаю, проблем не было. Правда, потом мне сведущие люди посоветовали свернуть лавочку, намекнули, что это может плохо закончиться.

Кроме этого Геннадий собирал телевизионные антенны, чтобы ловить финское ТВ, поскольку там иногда показывали эротику. Так что в то время, когда «в СССР секса не было», он был достаточно продвинутым в этом вопросе!


Последние могикане
Дома у Геннадия повсюду разложена разобранная радиоаппаратура, стоят коробки с диодами и транзисторами. Подвал забит старыми ламповыми телевизорами: «Так, на всякий случай, вдруг понадобится деталька из старого аппарата, сейчас их не выпускают, а где взять, как не из своего запыленного загашника».

— Я пару лет назад у одной пенсионерки чинил древний, годов 60-х, телевизор, выпущенный военным заводом. Вот действительно машинка! — восхищается Геннадий качеством старой техники. — Его хоть сейчас в космос запускай — до сих пор работает, я там только одну лампочку, может, и заменил. Попадаются иногда такие вот раритеты. Но я больше люблю не чинить, а сам что-то конструировать.

Сейчас радиомастер занимается тем, что по просьбе знакомых переделывает старые советские аппараты на другие частоты.

— Мы теперь в другом государстве живем, у нас совсем другие волны, — говорит Геннадий. — Отличные советские радиолы остались, но у них диапазон иной, в частности УКВ. Приходится переделывать на местные станции.
Можно сказать, Геннадий Силин — последний из могикан. Он сетует на то, что учеников у него нет. Радиотехника сейчас в загоне, никто ею особо не интересуется и не занимается. На смену радио пришло увлечение компьютерами.
  
Рауль РАТМАН


Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Добавить комментарий

Похожие новости