История радиоразведки

0 2384
0

История радиоразведкиВпервые в мире радиоразведка и радиоэлектронная борьба была применена в период русско-японской войны 1904-05 годов. Приоритет в использовании этих новых  видов боевых действий принадлежал российскому ВМФ. Почти сразу после изобретения  радио Морское министерство Российской империи начало работу по его использованию для добывания информации о ВМФ вероятных противников, выяснения характера их боевой деятельности в открытом море, что агентурными методами было сделать невозможно.
Первые радиостанции поступили на вооружение российского флота  в мае 1900 года. Кроме собственно обеспечения связи оказались и другие
направления использования радиостанций: радиоразведка, перехват и последующая  дешифровка радиограмм иностранных флотов и баз, создание в эфире радиопомех с целью подавления деятельности радиостанций противника на случай начала военных  действий.
Начало активной деятельности на этих направлениях, также как и радиофикация флота, было положено адмиралом Макаровым. После его назначения на 
должность были осуществлены энергичные шаги по ведению радиоразведки: к марту 1904 года было организовано постоянное несение вахт радиоразведки, а 7 марта был издан секретный приказ № 27, который стал законодательной базой дальнейшего  развития радиоразведки и радиомаскировки ВМФ. Приведем текст этого приказа:
«Принять к руководству следующее:
1. Беспроволочный
телеграф обнаруживает присутствие, а поэтому теперь же поставить  телеграфирование это под контроль и не допускать никаких отправительных депеш
или отдельных знаков без разрешения командира, а в эскадре – флагмана. Допускается на рейдах, в спокойное время, поверка с 8 до 8.30 утра.
2. Приемная часть телеграфа должна быть все время замкнута так, чтобы можно было  следить за депешами, и если будет чувствоваться неприятельская депеша, то тотчас  же доложить командиру и определить, по возможности заслоняя приемный провод, приблизительно направление на неприятеля и доложить об этом.
3. При определении направления можно пользоваться, поворачивая свое судно и заслоняя  своим рангоутом приемный провод, причем по отчетливости можно судить иногда о направлении на неприятеля. Минным офицерам предлагается произвести в этом  направлении всякие опыты.
4. Неприятельские телеграммы следует все  записывать, и затем командир должен принять меры, чтобы распознать вызов  старшего, ответный знак, а если можно, то и смысл депеши. Для способных молодых офицеров тут целая интересная область.Для руководства прилагается  японская телеграфная азбука.
Вице-адмирал С.Макаров.».
К сожалению, гибель адмирала 31 марта на броненосце «Петропавловск», который подорвался на японской мине, существенно замедлила
воплощение этих планов в жизнь. Кстати, при анализе обстоятельств затопления «Петропавловска» было выяснено, что именно недостаточная работа радиоразведки, которая не смогла обнаружить факт установления японцами мин на внешнем рейде  Порт-Артура, стала основной причиной трагедии.
Однако ведение радиоразведки продолжалось, и её роль в раскрытии планов противника была достаточно важной. Так, в начале апреля 1904
года японское командование приняло решение о проведении очередной боевой  операции под Порт-Артуром силами 12 кораблей. Уже 9 апреля морской походный штаб  царского наместника на Дальнем Востоке адмирала Алексеева известил штаб  крепости: «Сегодня утром на эскадре были разобраны японские телеграммы по беспроволочному телеграфу, из которых можно предположить, что намечается новая  атака…».
Русское командование сразу же усилило бдительность. 15 апреля  японцы, закончив необходимые приготовления, провели в акватории порта-крепости
рекогносцировку с целью ознакомить капитанов кораблей с районом будущих  действий. В эту же ночь радиотелеграфисты броненосца «Полтава» перехватили и дешифровали телеграмму противника, которая подтвердила его планы, и операция, которая состоялась в ночь на 20 апреля, закончилась для японцев неудачей.
Во время Первой мировой войны дело перехвата и расшифровки вражеских радиограмм было продолжено. В конце 1915 года на Северном фронте
перехватывались вражеские зашифрованные радиограммы, которые отправлялись потом  в Санкт-Петербург в специальное бюро Главного управления Генерального штаба. Однако практических результатов работа этого бюро не дала.
Несравненно лучше было поставлено дело радиоразведки на русском флоте. Расшифровывание немецких морских радиограмм началось со времени
получения нашими водолазами секретных документов, в том числе и радиотелеграфных шифров, с погибшего осенью в 1914 году поблизости Оденхольмского маяка в Балтийском море немецкого крейсера «Магдебург». В том же году по просьбе Адмиралтейства Великобритании были отправлены для связи с ними капитан 1-го  ранга Кедров и капитан II-го ранга Смирнов, потому что у британцев на то время была мысль проникнуть частью своего флота в Балтийское море.
Этим офицерам было поручено передать британцам этот морской шифр, который они лично вручили Первому лорду Адмиралтейства (морскому министру)
Уинстону Черчиллю в присутствии Первого морского лорда (начальника Морского Генерального штаба) принца Людвига Баттенбергского и начальника штаба
контр-адмирала Оливера. С этого времени расшифровка немецких морских радиограмм была  организована должным образом, причем русские работали в полной связи с британцами. Для этого и в Балтийском море, и в Севастополе были построены специальные станции радиоперехвата. Стоит заметить, что турецкий флот пользовался тем же немецким шифром. По словам старшего лейтенанта  Стеблин-Каменского, несколько раз немцы и турки меняли свой шифр, не изменяя его  системы, и всякий раз его раскрывали.
Интенсивнее всего и успешно работа по радиоперехвату и расшифровке немецких морских радиограмм была развёрнута на Балтийском флоте.
Так, на побережье Балтийского моря уже в августе 1914 года было выделено: в южном районе — 3 радиоприёмника (Гапсаль, Кильконд, Даггерорт), в северном районе — 3 в Гельсингфорсе и 1 в Ганге, в западном районе — также 3 радиоприёмника (Абор, Престэ, Утэ). Пеленгаторные станции (компасного типа — 32 луча) были установлены в Ганге, на о.Рэншер, о.Эзель и в Гапсале.
В первый период систематизации и обработки материалов  перехвата непосредственно на станциях организовано не было. Все шифровки
передавались на районные центральные станции, где, как правило, материал залеживался из-за отсутствия или нехватки криптологов или просто не 
обрабатывался.
Ценность отдельных расшифрованных телеграмм вскоре показала, что необходимо создать специальный информационный центр и станции особого
назначения — дешифровальный центр. Морским Генеральным штабом были утверждены  штаты таких станций. В штат каждой станции входили 73 человека, из них: начальник станции — капитан 1-го ранга, дежурные офицеры и дешифровальщики — 10-12 человек во главе с начальником дешифровальной группы — действительным  статским советником.
К августу 1915 года в Штитгамне было закончено строительство  станции особого назначения, работники которой сразу приступили к тщательной
обработке немецких зашифрованных телеграмм. Немцы в войну применяли морской 3-буквений код с перешифрованием. Русские дешифровальщики достаточно быстро «раскрывали» новые ключи и читали немецкие сообщения и приказы.
Благодаря работе небольшой группы экспертов (начальник станции  капитан 1-го ранга Петров, лейтенанты Барлевен и Измалков, мичманы Марков и 
Тимофеевский, надворный советник Павлович, статские советники Орлов и Проффен) военное командование почти всегда было осведомлено о деятельности немецких  кораблей. Минные поля и банки, о которых немцы оповещали все свои корабли после  их установления, также становились известными русским.
Не менее поражающими были результаты расшифровки немецких  радиограмм Черноморским флотом (далее — ЧМФ). Так, одна из расшифрованных
вражеских радиограмм извещала ночью, что на заре, то есть через несколько часов, две турецких проворных канонерки, идя из Бургаса в Константинополь, подойдут к европейскому мысу Карабурну. В 8 часов утра русский крейсер «Память Меркурия» сообщил: «Потопил две турецких канонерок».
Поскольку турки продолжали передавать все оперативные  распоряжения по радиотелеграфу, то этим же путём русские узнали о гибели на 
минах немецких лодок в Босфоре и Варне. Так, в сентябре 1916 года турки  протралили проход вдоль азиатского побережья для большого транспорта, который  должен был плыть с грузом угля, о чём и был проинформирован этот транспорт по радио. Сразу же русские миноносцы закидали минами протраленный канал, а позже из перехваченной вражеской радиограммы стало известно, что транспорт этот затонул на русской мине.
В декабре 1916 года штаб ЧМФ получил информацию, что при отступлении нашей армии из Констанцы левый её фланг обстреливался немецкой
канонеркой. В тот же день русскими был расшифрован приказ этой лодке вернуться в Константинополь, использовав для этого только что протраленный канал. Сразу же  из Севастополя вышли миноносцы для установки мин в протраленном канале, а через 48 часов из расшифрованной радиограммы стало известно, что эта немецкая лодка  затонула на поставленных минах.
Официальная история советской радиоразведки началась с 13 ноября 1918 года, когда было создано первое воинское подразделение радиоразведки
 — приёмно-контрольная радиостанция в Серпухове. Она подчинялась Регистрационному (разведывательному) управлению Полевого Штаба Революционного Военного Совета  Республики (РУ ПШ РВСР). Вскоре были сформированы такие же станции для фронтов, и к 1920 году на фронтах Гражданской войны вели радиоразведку 8 пеленгаторных, 17 приёмно-информационных и более 50 связных радиостанций…

http://www.cryptohistory.ru


Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Добавить комментарий

Похожие новости