Канифоль - это не только...

0 1045
0

Вопреки распространенному мнению канифоль - это не только смазка для смычков и средство для пайки. Этот продукт глубокой переработки древесины применяется в производстве шин, силовых кабелей для атомных подводных лодок и гидроэлектростанций, скипидара и противошумной мастики для автомобилей. За нашей канифолью производители стоят в очереди. Однако сегодня в России добывают всего 10 тыс. тонн живицы в год. А в 1990 г. добывалось в тринадцать раз больше.

 

Крупнейшее в России предприятие по переработке живицы (смолы, вытекающей из разрезов на хвойных деревьях) ОАО «Оргсинтез» находится в Нижегородской области. Ежегодно он выдает 370 тонн канифоли. Кроме того, здесь производят разнообразные изделия для лакокрасочной, шинной, автомобильной и кабельной промышленности.

«Наше предприятие выросло из совсем маленького канифольно-терпентинового завода, основанного в 1929 году. К моменту развала Союза «Оргсинтез» был крупнейшим лесохимическим предприятием в стране, - рассказывает генеральный директор «Оргсинтеза» Олег Злобин, проводя экскурсию по своим «владениям».

На приемную площадку привозят живицу в бочках. В цеху ее загружают в перерабатывающие аппараты. В них обеспечивается мерное течение сложной химической реакции, в результате которой из живицы получается горячая канифоль. На выходе ее заливают в специальные барабаны. Раньше канифоль разливали сразу в железнодорожные цистерны. Но объемы производства теперь не те.

Зарплата у работников «Оргсинтеза», как они сами говорят, «небольшая, но стабильная». «Даже в сложные девяностые годы мы работали. Ведь канифоль нужна независимо от строя, - говорит 1-й заместитель генерального директора Владимир Казаков. - Сейчас на производстве канифоли у нас трудится меньше 50 человек. А занять работой мы можем как минимум 180».

Живица в дефиците

Спрос на канифоль и скипидар практически не упал. Казалось бы, самое время расцвести производству!

Однако по сравнению с 2007 г. «Оргсинтез» снизил объемы производства в шесть раз. «Мы выпускаем мало канифоли из-за отсутствия живицы», - с горечью констатирует Олег Злобин.

«Добыча живицы в стране упала из-за неправильных законодательных норм, содержащихся в Лесном кодексе РФ, - утверждает Василий Короткий, почетный работник лесной промышленности РФ, один из самых известных лесохимиков в стране. - Раньше действовала норма, согласно которой с хвойных деревьев до рубки обязательно нужно было в течение десяти лет собирать живицу. Насечки, необходимые для ее сбора, не портят древесину, поэтому на качестве кругляка эта процедура не сказывается. С принятием Лесного кодекса порядок изменился. Отныне арендаторы сразу берут лес, что называется, на сруб. Теоретически арендатор может передать участок в субаренду предприятиям, которые занимались бы сбором живицы. Но лесозаготовителям эти хлопоты и появление «чужих» на участке не нужны. Поэтому лес рубят на корню, а живицу никто не собирает.

«Механической переработкой можно получить с одного дерева продукции примерно на 6 тысяч рублей, - добавляет Василий Короткий. - А заготовка живицы и ее переработка способны дать еще 15 тысяч! Переработка хвойной лапки, которую никто не делает, даст еще 5 тысяч. Переработка пня - более 22 тысяч... Но сейчас лес используют варварски».

Самим не хватает

Вся канифоль, которая производится в России (10 тыс. тонн), идет из четырех областей: Нижегородской, Пензенской, Свердловской и Тюменской. Из двух последних доставка обходится особенно дорого. Поэтому для нужд российской промышленности все чаще применяют белорусское и китайское сырье.

На белорусскую живицу жалоб нет. «Там не стали разрушать советскую систему добычи живицы, - рассказывает Александр Исаев, академик РАН, научный руководитель Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН. - 10 лет подсекают «слезу леса». И только потом рубят деревья. В Белоруссии понимают, что при умелом использовании лес - это возобновляемый ресурс. Нефть и газ скоро закончатся, а лес вечен».

С китайской продукцией дело обстоит иначе. «Исследования качества канифоли китайского, индонезийского и вьетнамского производства показали, что данный продукт не соответствует предъявляемым со стороны российских производителей требованиям, - говорит главный химик-технолог научно-исследовательского центра «НИИШП» Татьяна Титова. - Мы не рекомендуем использовать эту канифоль в составе шинных резин».

Тем не менее в этом году 50 тыс. тонн китайской канифоли ввезено в Россию.

Зато наша собственная канифоль очень востребована за границей. Например, немцы закупают наши производные скипидаров для окраски машин. Даже «Мерседес» обрабатывает кузова своих авто российской антикоррозийной противошумовой мастикой! «Скандинавские компании готовы закупать у нас до одной тысячи тонн смолы в год по 400 рублей за килограмм, - отмечает г-н Злобин. - А мы им не продаем. Потому что самим не хватает».

Похожая ситуация складывается и с производством силовых кабелей. «Применение пропиточных составов, сваренных с использованием канифоли стран Востока, не обеспечивает качества силовых кабелей, - считает главный технолог «Севкабеля» Виктор Гусев. - Если использовать китайскую канифоль, кабель не выдержит 30 лет - стандартного срока службы провода».

Российская канифоль позарез нужна и внутри страны, и в Европе. Дело за малым - переписать пару строчек в Лесном кодексе.

Александр ЧУЙКОВ,

http://argumenti.ru



Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Добавить комментарий

Похожие новости