История радиолюбителя, сироты из детского дома.

0 1329
+1

   Это правдивая история о мальчишке, которого бросили родители, и после долгих испытаний в больницах и детдомах он попал в школу–интернат. Это реальная история о ребенке, который, как и многие другие бездомные, брошенные дети, был отлучен от дома. Дети, попавшие в такие спец. учреждения, как детские дома, интернаты, уже в раннем возрасте переживают потерю родителей. Испытав все невзгоды улицы, они долго не могут смириться с порядками и новыми правилами в школе. После подвалов, грязных лифтов и свалок ребенка пытаются научить заправлять постель, заставляют умываться и стирать, обучают и всячески стараются донести правду жизни. Но обычно такие дети очень напоминают ёжиков, которые ко всему, что им давали, чему обучали, относились с недоверием и опаской.

Юра Буланов был именно таким ёжиком, который вечно ходил по школе грязным, курил уже в десятилетнем возрасте, и никак не мог смириться с порядками в интернате и потерей родителей. Его засаленные штаны, полные радиодеталей, и доброжелательная улыбка до сих пор стоят у меня перед глазами. Каждый ребенок искал увлечения в учебе, спортивных секциях и различных кружках. Юра тоже записался в радиокружок, а мы, еще по-детски, не понимали, зачем же ему радио. Только спустя годы стало ясно, почему изначально он выбрал именно этот кружок! Он надевал наушники и, сидя перед большим транзистором, часто набирал, пользуясь азбукой Морзе, какую-то замысловатую комбинацию, не слыша сверстников и воспитателей, уходя от жизни интерната в свой особый мир.

Небольшая серая комната для радиолюбителей, напоминавшая мне военные базы для шифрования из старых фильмов, вмещала около 20 детей. Здесь с нами всегда был Виктор Борисович, один из немногих преподавателей, которого любили все без исключения мальчишки в интернате и поэтому хотели ходить в его кружок. Но попадали к нему только те, кто хорошо учился, или просто одаренные дети. Юра был талантливым и всегда с фанатизмом относился ко всему, что касалось кружка радиолюбителей. Он знал азбуку Морзе и лучше всех понимал, как устроено радио. Перед занятиями в секции Юра всегда смотрел в окно, рисуя слезными глазами картину входящих в ворота интерната родителей, которые шли забрать своих детей.

Сироты просыпаются и засыпают в детдомах с этими мыслями, но родители так и не приходят за ними. Думаю, если бы перед тем, как оставить ребёнка в роддоме, матери знали, через что придется пройти этому малышу, то брошенных детей было бы гораздо меньше, но это не факт… А ребёнок, в силу своего возраста, не понимал сути происходящего, и всё надеялся, что мама заберёт его навсегда, все верил, что его родители- самые лучшие на Земле. Тепло, которое брошенные дети помнят еще до интерната, убивает их и уничтожает изнутри, зарождая в детских сердцах злобу на окружающих. Ведь этим обездоленным кажется, что именно работники интерната лишают их общения с родителями.

Так и Юра Буланов, просиживая часами у окна, искал способы борьбы с воспитателями, которые несли ему только добро, с обществом, виновным в его одиночестве, с милицией, которая нашла его в заброшенном доме, умирающего от голода и холода, и привезла в интернат. Он ненавидел все, что касалось системы детдома, надеясь, что за ним приедут и заберут домой. А дома - не просыхающая от алкоголя мать, вечные пьянки, ссоры и грязь.

Однажды, в самый обыкновенный день Юра сидел в радиокружке у своего стола и кропотливо что-то паял. Виктор Борисович обратился к нему и сказал, что пришла его очередь выходить в эфир. Юра встал, молча подошел к радиоаппарату и начал вслух называть незабываемую комбинацию нашего позывного от школы- интерната- «Роман Борис 4 Иван Игрек Галина». Он был лучшим в секции и, когда он начал говорить в рубку передатчика, сразу становилось понятно: Юра определенно хочет выйти в эфир. Около двух минут он не мог ни с кем связаться. Обычно, если кто-то и выходил в эфир, то само общение было скучным, неинтересным и очень коротким. А этот настойчивый ребенок продолжал монотонно повторять в рубку позывной. Через несколько минут в эфир вышел мужчина. Нашу волну он поймал на далёком севере. Из ребят никто этому не удивился, ведь такие разговоры в эфире мы слышали каждый день. Мужчина спросил: «Как тебя зовут?». Наш друг ответил: «Юра». Затем незнакомец спросил его фамилию. «Буланов»,- ответил парень. В ответ мы услышали: «Я тоже Буланов»… Все в комнате привстали от услышанного и посмотрели на Юрку, у которого уже слезились глаза. Мужчина начал расспрашивать мальчика, откуда он и почему оказался в интернате. Слово за словом, от вопроса к вопросу все в радио-комнате понимали, что Юра нашел отца! Стояла полная тишина, а я увидел, как наш преподаватель, Виктор Борисович, чуть дыша, смотрел на Юрку. «Сынок, я приеду и заберу тебя к себе, я приеду и заберу тебя домой навсегда!», - раздавался голос в рубке. А в ответ- не крик, а тихое слово- «Папа».

Эфир прекратился, все звуки смолкли. Никто из присутствующих не решался сказать и слова. Я почувствовал как, что-то теплое накатывается на мои глаза. Это были слёзы радости за друга. За тех, кто жил надеждой. За всех, кто не потерял веру.

Все ребята не могли сдержать слёз и эмоций. Я быстро вышел из радио-комнаты, чтобы другие ребята не видели моих слёз. Невозможно было поверить в то, что случилось, в то, что я слышал и видел. Уже через 2 месяца отец Юры приехал и забрал своего сына из интерната.

А секция радиолюбителей стала такой популярной, что ребята не давали Виктору Борисовичу прохода с просьбами принять их в клуб. Этой секции уже давно нет в интернате, но окна, из которых дети всё смотрели и ждали своих родителей, стоят, и по сей день, отражая проблему нашего общества - СИРОТСТВА.

Автор: Ферима Руслан.
Донецкая областная общественная организация «Дети Детдомов»


Источник | Опубликовал: RD3AVG


и поделитесь с друзьями в соц сетях:


Добавить комментарий

Похожие новости